Поделиться
Twitter Facebook ВКонтакте Одноклассники

Кипроза Дейер

Поделиться Мой Мир Facebook ВКонтакте Одноклассники

Дочь Ночной Ели
Любимая дочь Матери
Привратница сада

На высоком заснеженном утесе стояла крепость. Ее резные башни походили на вершины елей, а огни были видны издалека.

Окрестные жители прозвали хозяина этой крепости, Джеймса Дейера, Королем Ели. На самом деле он был всего лишь наместником и служил правителю северного Мэйра. Он не славился богатством, да и подданных у него было немного, но его слово в этих краях было законом.

После смерти Джеймса хозяйкой крепости стала Роуз Дейер, его вдова. В свое время она подарила мужу троих сыновей, и те давно выросли, но ни один не спешил обзаводиться семьей. Затем судьба преподнесла Роуз подарок: сразу двоих наследников, внука и внучку. Мальчика назвали Джеймсом в честь деда, а девочку Кипрозой, что значило «кипарис». Люди перешептывались: мол, что это за имя для ребенка, ведь кипарис — символ смерти и вечных мучений, и какая же судьба ждет бедное дитя?..

А жизнь Кипрозы и впрямь складывалась под стать имени. Рейвен, ее отец, которого и прежде считали чудаковатым, стал вести себя совсем уж странно, и Роуз велела ему покинуть крепость. Мать не последовала за мужем и не осталась с дочерью; она бросила ребенка и вернулась в отчий замок. Роуз, не желая возиться с внучкой, отдала ее на воспитание служанкам.

...Однажды у ворот крепости обнаружили корзинку со спящим младенцем. В приложенной записке говорилось, что девочка — сестра Кипрозы по отцу, а зовут ее Орхидной. Роуз пришла в бешенство. Она приказала слугам унести ребенка с глаз долой и оставить в чаще леса.

Услышав об этом, Кипроза бросилась на поиски сестренки. Ночной лес принял ее в свои объятия, запутал, заманил и сбил с пути. Стояла поздняя осень. Кипроза шла и шла, надеясь встретить охотников, разбивших лагерь, но все было тщетно. В небе тускло мерцали звезды, а за деревьями сгущался мрак, тая в себе неведомые опасности. Кипроза поняла, что заблудилась, что ей не найти ни Орхидну, ни дорогу домой.

Окончательно выбившись из сил, она прислонилась к утесу, вдоль которого шла уже час, и совсем готова была смириться с судьбой, как вдруг увидела узкую щель. Кипроза поняла: перед ней пещера, в которой можно укрыться от ветра и переждать до утра. Она протиснулась в щель и обомлела.

Пещера оказалась круглым залом с нефритовыми стенами. Мягко мерцали лампы, освещая высокую арку. Заглянув в нее, Кипроза увидела спальню с камином и кроватью, застеленной пуховым одеялом. На нем лежало красивое бархатное платье.

Кипроза не верила своим глазам. Должно быть, она умирает, и разум играет с ней злую шутку.
Она присела на кровать и коснулась мягкого бархата пальцами. За спиной раздались шаги. Кипроза резко повернулась, пылая от стыда, будто ее застали за воровством. Лицо вошедшего показалось ей смутно знакомым. Он сел рядом с ней и ласково погладил по голове.

– Где же ты пропадала, Роза? Не гуляй одна. На улице темно и холодно.

Откуда этот человек ее знает? Почему в его голосе столько тепла?

И тут она вспомнила портрет, который бабка велела снять со стены и убрать в кладовку. Незнакомец походил на него как две капли воды. Рейвен, изгнанник, ее отец.

Почему он здесь?.. И что это за место?.. У Кипрозы было множество вопросов, но она не спешила их задавать. Ей было слишком хорошо... и уютно. Отец похлопал ее по плечу, перевел взгляд на платье и улыбнулся.

- Надевай же скорее. Портнихе пришлось постараться, чтобы успеть закончить его к сегодняшнему вечеру.

Кипроза замотала головой. Платье было чересчур роскошным, чересчур похожим на сказку. Ей казалось, стоит его надеть — чудесная иллюзия рассеется и она вновь окажется одна в холодной пещере.

Отец взял ее за руку и повел вниз. Кипроза крепко сжала его ладонь, боясь отпустить.

Увидев женщину у подножия лестницы, она ахнула. Ее мать!.. Кипроза робко двинулась ей навстречу, а госпожа Дейер только улыбнулась, обняла дочь и поправила ей непослушную прядь волос.

Все вместе они вошли в столовую, где их уже ждали бабушка Роуз, дедушка Джеймс и отцовские братья. Седрик, вспомнила Кипроза, погиб, когда она была совсем маленькой, а Дэн покинул замок еще до ухода отца. Роуз посадила девочку рядом с собой, погладила ее руку и произнесла:

- Какая замечательная у нас внучка.

В Крепости Ели никогда не собирались к ужину всей семьей. Кипрозе все было в радость и в новинку. Дядя Дэн говорил без умолку, отпуская шутку за шуткой и заразительно хохоча, а когда дедушка, не выдержав, нахмурился и велел ему хоть немного помолчать, с обидой повернулся к Кипрозе, требуя ответа: неужто он и правда надоел всем домашним своей болтовней? Девочка застыла с открытым ртом, не зная, как себя вести, и дедушка расхохотался. Вслед за ним, догадавшись, что ее разыграли, засмеялась и Кипроза.

Именно в этот миг, посреди веселья, она внезапно поняла, куда попала. В Замок Теней, о котором писал в дневнике ее отец.

Замок Теней. Дом, каким мы видим его в мечтах. Дедушка и дядя Седрик здесь были все еще живы, бабушка осталась добродушной хозяйкой домашнего очага, а отец с матерью по-прежнему любили друг друга... и Кипрозу. Она не могла представить себе большего счастья и решила, что останется в Замке Теней навсегда.

Дверь отворилась, и в столовую вошла Элма, жена Седрика, с младенцем на руках.

- Мы весь вечер капризничаем. Кажется, хотим к папе.

В Крепости Ели этому ребенку не суждено появиться на свет. Дядя Седрик давным-давно мертв. Но, глядя на младенца, Кипроза ощутила внезапный укол страха.

– Папа, а где Орхидна?

Рейвен удивленно тряхнул головой.

– Орхидна? Какая Орхидна?

...В столовой вновь заговорили, засмеялись, но Кипроза будто не слышала веселья. Она тихо выскользнула из-за стола и шагнула к двери. Как ей не хотелось уходить!.. В дневнике отец писал, что много лет искал Замок Теней. И сам, и с помощью магии. Потому-то его и считали безумцем. Где же он теперь? Не тот Рейвен, которого она здесь встретила, а ее настоящий отец, изгнанный Роуз. Нашел ли он свой Замок Теней? Обрел ли свою мечту о доме?

Разумеется, отец видел в Крепости Ели то же, что и она. Ожесточившуюся, злую Роуз. Отдалившуюся, ставшую чужой жену. Смерть близких. Холод. Всюду холод...

Но Замок Теней — лишь иллюзия. Нельзя жить иллюзией.

Здесь Орхидне не суждено появиться на свет. Отец никогда не покинет замок. Не встретит ее мать. И если Кипроза останется, настоящая Орхидна погибнет от холода в настоящем лесу.

Она легко нашла путь к воротам: Замок Теней был точной копией Крепости Ели. Оказавшись в заснеженной чаще, она с тоской вспомнила спальню с камином и бархатное платье. Сможет ли она вернуться? Или теперь это платье будет носить ее тень, ее двойник в этом иллюзорном мире?

Внезапно Кипроза поняла, что уже не блуждает по лесу. Она твердо шла вперед, будто невидимая рука вела ее за собой. Послышался детский плач. Где-то вдалеке откликнулись волки. Но девочка не почувствовала страха. Она уже видела брошенную корзинку, уже бежала к малышке...

– Живи, пожалуйста! Не умирай...

Обсудить

Поделиться Мой Мир Facebook ВКонтакте Одноклассники